понедельник, января 24, 2005

Снос дома с машиной времени

Экскаваторщик ломал стену долго и у меня было несколько попыток, чтобы пристреляться к его технике. Сначала он покорябал ковшом по жестяной крыше, стащив несколько листов, потом начал осторожно отколупывать кирпичную кладку так, чтобы раньше времени не повредить бревенчатую. Ковш отгибал кирпичную стену подобно листу бумаги, секунды две-три она так и оставалась, потом лёгким движением ковша мастер обрушал структуру кладки. Экскаватор исправно грузил в кузова доски, раскачиваясь на краю груды лома, просто как неваляшка. Казалось, машина вот-вот завалится в кузов очередного грузовика, но всякий раз как-то обходилось.


В понедельник я подъехал в начале одиннадцатого. Дом №8 ещё стоял, экскаватор копошился на обломках десятого, подчас балансируя на краю груды. Я представил, как он покатится с горы, но за рычагами, похоже, сидел специалист.

На улице было минус пять. Аккумулятор сдох после пары пристрелочных планов. То ли электролит замёрз, то ли аккумуляторы столько не живут. Моему уже лет восемь. Запасному - лет десять, он не смог даже открыть кассетоприёмник. Я остался с фотоаппаратом.

Подошёл Наташеман, тоже с камерой и плёночным фотоаппаратом. Приехал Дмитрий из службы физзащиты объекта.

Я спросил у Виктора Николаевича, когда будем ломать восьмой дом. Прораб планировал это на вторую половину дня, но чтобы нам не мёрзнуть, распорядился экскаваторщику поломать кипичную стену, общую для обоих деревянных строений - "для камеры". Экскаваторщик ломал стену долго и у меня было несколько попыток, чобы пристреляться к его технике. Сначала он покорябал ковшом по жестяной крыше, стащив несколько листов, потом начал осторожно отколупывать кирпичную кладку так, чтобы раньше времени не повредить бревенчатую. Ковш отгибал кирпичную стену подобно листу бумаги, секунды две-три она так и оставалась, потом лёгким движением ковша мастер обрушал структуру кладки.
Было непонятно, когда спускать затвор - за эти секунды я нажму на кнопку раз двадцать. Первые пару раз я промазал - кипичи успели набрать скорость и получились смазанно. Но на последней попытке мне удался довольно приличный кадр с кирпичами, едва вылетевшими из-под ковша.

Можно сказать, что это были последние в жизни Дома постановочные съёмки и он закончил свой земной путь, как артист. Мы с Наташеманом попытались дождаться конкретного слома постройки, но похоже, на первую половину дня "Сатори" действительно не планировала ничего ломать.

Второй Волконский заполонили с полдюжины самосвалов "Скания", которые по очереди подъезжали к экскаватору, чтобы забрать обломки десятого. Экскаватор исправно грузил в кузова обломки досок, раскачиваясь на краю груды лома, просто как неваляшка. Казалось, машина вот-вот завалится в кузов очередного грузовика, но всякий раз как-то обходилось. Мы с Наташеманом всё ждали, пока самосвалы кончатся, но их очередь выше по переулку только увеличивалась. Мне было пора на работу - на тренинг.

Вернуться я смог часам к шести, снимать было уже темно. Половина восьмого дома была снесена, причём столь аккуратно, что вторая половина стояла, будто так и было. Так что у желающих поснимать остаются шансы успеть. Логично предположить, что теперь "Сатори" опять постарается засветло вывезти максимум мусора, а под конец светового дня немного помахать шашкой.

Москва, 2-й Волконский пер, 8. 24 января 2005.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Вы можете вписать Ваше мнение сюда