суббота, сентября 04, 2004

Тост №1

Похоже, люди действительно нуждаются в возможности сделать что-то лично, собственноручно поучаствовать в сохранении памяти. Мне всегда было интересно, кто и с какой стати ухаживает за аллейкой: деревца неизменно окучены свежим чернозёмом, мусор прибран, а травка покрашена.


В какой ты учишься школе?
И когда твой день рожденья?
Приезжай ко мне в Саранск
На это воскресенье!
Группа Беломорс, "Я - алисоман".

Объявление на форуме Mielofon.ru о годовщине со дня смерти Игоря Можейко, известного более под псевдонимом Кир Булычёв, я не проскочил лишь чудом. Обычно я не слежу за алисоманскими новостями и никогда не могу попасть на встречу. Мне повезло вдвойне, что на работе начальство поставило в этот день выходной.

На встрече ожидалось телевидение, а на фотках со встреч было видно, что камень Алисы Селезнёвой разрисован маркером и помечен птичками. Пришлось за день до встречи заехать на место и оттереть маркер спиртиком. К моему изумлению помимо маркера пришлось иметь дело с кляксами, напоминающими эпоксидную смолу. И не лень же кому-то мазаться эпоксидкой. Кляксы остались, но было уже не так позорно.

Народ не опаздывал, Лас был за час. Коневоды подпустили к камушку коня, чтобы развести тусовку на прокат. Конь деловито свивал траву хоботом к неописуемому восторгу общественности. "Если б я имел коня!" сокрушался Лас. Не удивлюсь, если вскоре Беломорс выпустит сингл "Газонокосильщик" или что-то в этом роде.

Вопреки обыкновению в парке Дружбы было не ветренно. Из-за проклятого ветра там приходится одеваться на 10 градусов теплее. Тем не менее Юзер дрожал, как осиновый лист. Он недавно сбросил вес раза в полтора и у него слетели настройки терморегулятора. Ему бы стопку коньяку, но коньяк ещё не подошёл. Юзер выглядел, как настоящий алисоман - трясущийся от голода и холода, бессмысленно кутающийся в ветхую куртку, со спутавшимися волосами и безумным взглядом. Ласковым сентябрьским днём он пришёл в безмятежный парк, чтобы обрести покой на берегу сверкающего под низким осенним солнцем пруда у камушка Алисы Селезнёвой. Среди влюблённых парочек, ручных коней и всеобщего человеческого счастья. :)

Гнум пришёл с авоськой собственного плетения, в которой лежали настоящие стеклянные бутылки из-под кефира, бережно хранимые в течение 20 лет. Появились ребята из Калуги и Питера, прибывшие специально по случаю встречи в реале.

В начале рябиновой аллейки приткнулся разлапистый джип телевизионщиков. Лас представил обществу бригаду НТВ и предупредил, что этих людей для нас не существует. НТВ поснимали тусовку, камень и принялись брать интервью у Ласа с Гномом. Посмотрев на это дело, пошёл давать интервью и Юзер. Мы думали, что его пошлют, но Юзер их загрузил. Он разводил журналистов не менее получаса. Если его дадут в эфир, то это будет номер.

Горын достал пузырёк тыквенного самогона. Чем, как говорится, богаты. Задумались над тостом. Скор предложил алисоманский тост №1: "За Алису Селезнёву". Настойка прошла легко, но Горын настаивал, что 40 градусов в ней есть. Появился мастер Денис с тяжёлым коньяком КВ в красной бархатной бутылке. Подошли телевизионщики, спросили, что пьют идейные алисоманы. Я сказал, что это алисоманский напиток "Кабина Времени" в бутылке цвета платья девочки из будущего. Глоток напитка помогает перенестись на 20 лет назад в славные деньки конца XX века. Телевизионщики поняли, что официальная часть окончена и потихоньку погрузились в джип.

К этому времени Джедай заказал стол на 20 человек в кафе "Парус", более известном под другим своим названием "У Алисы". На столе ждал салат, шашлык и коньяк.

Народ всё сокрушался, что с нами нет какого-то Муна, который собрался уезжать. Чтобы этого не допустить, поступило предложение проколоть ему шины. На следующий раз постановили подложить под машину кирпичии - чтобы вывесить колёса и не допустить дезертирства.

Помянули Игоря Всеволодовича. Кто-то рассказал, как сидел с ним за бутылочкой коньячку на берегу пруда в этом парке. Нашлось и мне, что вспомнить. К моему изумлению, меня прервали. Как бы долго я ни говорил, я не настолько задержал компанию. Что поделать - в любой компании есть люди, которые говорят и есть, которые слушают. Я стал слушать.

Я оказался в середине длинного стола. Сосед слева - Наташеман в голубых очках. Наташеман громко и увлечённо говорил с правым концом стола - Скором, Юзером, Горыном и ребятами из Калуги. Я сидел справа от Наташемана и внимательно слушал разговор на левом краю стола, в самом уголке которого негромко толковали Полковник, Лас, Вадим и Сансара. Простодушные калужане подробно расспрашивали Юзера о сексе в большом городе. Юзер был откровенен: мол, это в провинции где поймают, там и секс, а в столице мы выбираем, нас выбирают. В итоге Наташеман с Юзером намертво глушили сигнал от Дениса с Ласом.

Разговор справа мне больше мешал, но один анекдот там Скор рассказал просто шикарный - про отличников:
Сокурсники спрашивают отличника:
- Начертишь курсовик за месяц?
- За месяц - начерчу.
- А за неделю начертишь?
- Начерчу и за неделю.
- А за ночь?!
- Нет - за ночь вряд ли.
- Это ещё почему?
- Стержни в карандашах плавятся!

Наконец помехогенераторы засобирались и я смог послушать байки Дениса. Полковник травил анекдоты из жизни. Вот анекдот о святом человеке Эксодусе:

Раз собрались алисоманы в этом кафе. Официант обходит стол, опрашивая заказы. Одному - салат "Греческий", кокот из шампиньонов и шашлык. Другому - салат "Цезарь", кокиль из атлантических креветок и балык. И так все что-то существенное поесть заказывают. В самом конце стола сидит Митя Эксодус с бокалом фанты. Доходит официант до него. Митя ставит бокал, щёлкает пальцами и говорит: "А мне - ещё фанты".

Митя, автор художественного оформления Mielofon.ru, действительно необычный человек. Недаром ребята долго не решались рассказать про него анекдот, отмечая, что это большой грех. Творить, как он, может только чистая душа. Думаю, не будет преувеличением сказать, что если Лас и близнецы сделали сайт, то Митя вдохнул в него душу. Открытка "С новым годом", в которую вписан один из первых кадров третьей серии, меня потрясла. К сожалению, её не удалось найти второй раз.
"Ещё фанты" - очень по-алисомански. Посмеялись над историей джедая про шутки над девушками. Не могу рассказать, там всё не для печати. :) Шутить над девушками - не интересно, потому что они нам доверяют. Это всё равно, что охотиться на ручных кошек. Вот если бы на месте девушек были бойцы, это было бы смешно. Когда первая бутылочка коньяку опустела, Денис предложил сообществу амбициозный проект: построить в лесу посадочную площадку для звездолёта пришельцев. С мангалом, лавочками и столом для домино. Где-нибудь на маршруте туристических групп, путешествующих по Золотому Кольцу и чтобы речушка рядом была. Стартовый стол метров хотя бы пять в диаметре. Только быстро - так сказать "Empire State Building in week-end". Пока милиция не спохватилась. И пусть уфологи разгадывают тайну появления бетонных кругов под Москвой. Им на добрую память можно даже оставить отпечатки пальцев строителей.

Я бы сказал, что на пять метров можно принять разве что катер с отделением десанта. Который сядет и безо всяких площадок. Чтобы принимать звездолёты, диаметр бетонки надо увеличить на порядок.

В этот день мне не давались речи. Денис говорил о братских сердцах и общности духа, а я чувствовал, что мои задачи так же далеки от космодрома в лесу, как истерзанный жизнью Юзер от тихого счастья погожего сентябрьского денька. Столько ещё не сделано в жизни, на счету каждая минута. И кто финансирует операцию? Были бы деньги - я не только площадку для звездолёта, а и звездолёт построю. А чтобы деньги на алисоманское дело были, надо инвестировать не в космодром, а в проекты участников сообщества. А для этого создавать клубный инвестиционный фонд.

Спору нет, забавно было бы оставить отпечаток своего пальца уфологам. Возможно, я вернусь к этой идее, когда космодром в лесу останется моей единственной головной болью.

Я расспросил Ласа о его отношении к Дозорам. Оказалось, Лас лично знаком с Сергеем Лукъяненко и показался тому персонажем до того колоритным, что писатель решил вывести солиста "Беломорс" в одной из своих книг. Естественно, в оригинальном виде - со всеми ласовскими шутками-прибаутками. Мне особенно нравятся анекдоты про басистов. Например:

Молодой талантливой группе не хватало раскрутки. Долго ребята писали тексты, музыку, репетировали и микшировали. Наконец в одном из рокерских кабаков Южного Бутово, а может, и ещё дальше, приглянулись они случайно заскочившему туда известному продьюсеру. Подписали контракт на круглую сумму, но с условием: продьюсер попросил записать один диск в живую, на стадионе. Без проблем - ещё неделю репетировали по чёрному, довели всё до идеала и вот наступает тот звёздный день и час, когда надо выходить на сцену. До выхода 15 минут - басиста нет. 5 минут - басиста нет. Выход - басист так и не появляется. Делать нечего, басуху берёт в руки солист и кое-как играет концерт. Группу освистывают, продьюсер рвёт контракт. В дверях появляется пьяный басист в обнимку с двумя девушками: "Ребята! Я был на концерте. Мы играем полную лажу!" :)

Я поинтересовался, как доставляли камешек. Он хоть и невелик, но всё же гранитный. Оказалось, подземная часть монумента даже превышает видимую - раза в три. Для переброски махины Лас арендовал грузовик.

Пили за то, чтобы чаще встречаться, за то, чтобы не плавились стержни и за нас, за иных. Полковник рассказал о планах кустарного производства настойки "Алисовка" - только из цельных ягод рябины с аллеи Алисы Селезнёвой. Рассказал, как создавалась сама рябиновая аллея: как он убеждал главу местной администрации разрешить мемориал вообще и разрешить на берегу пруда, а не в дальнем углу парка. Как потом народ передавал средства на финансирование проекта - иногда по двадцать баксов и будучи в городе проездом, так что дороже обходилось время, потраченное на встречу поезда.

Похоже, люди действительно нуждаются в возможности сделать что-то лично, собственноручно поучаствовать в сохранении памяти. Мне всегда было интересно, кто и с какой стати ухаживает за аллейкой: деревца неизменно окучены свежим чернозёмом, мусор прибран, а травка покрашена. В версию с муниципальным финансированием верилось трудно. Оказывается, действительно - рвение садовников поощряется Джедаем. Денис успешно несёт это бремя в одиночку, но подумывает, не разделить ли его с единомышленниками. Вдруг кто-то давно хочет внести личный вклад в реальное дело. Лишать человека права на вклад несправедливо.

Всё хорошо, что хорошо кончается. Расходились под вечер, часов в девять. Счёт за банкет составил 8000. Участники скинулись кто по скольку смог, но основное бремя пало на Джедая. Азербайджанцы-хозяева тепло проводили участников застолья.

До метро я шёл со Скором. Скор предложил продолжить банкет и мы заглянули к нему. Как назло, у него временно не было инета. Зато нашёлся чай, амфора Мукузани и записи группы "Беломорс". Скор подарил мне "Сумеречный Дозор" с портретом солиста группы. Книжка открывалась на странице 44, где Лас поёт "Кишки" - пародию на блатняк. "Кишки" были немедленно поставлены. Песня настолько удалась, что я с удовольствием подпевал и за вечер ещё не раз потребовал её на бис. Хорошо бы достать минус и исполнять песню на алисоманских сходках хором:

Давно я не давил кишки наружу!
Давным-давно кишки наружу не давил!

Мы послушали "Алисомана", "Кучму", "Боевые протезы". Забавная песня о любви и смерти: "Белаз и Тоёта". И кто только такие тексты сочиняет. Так в целом - неплохо, но есть слабое место - ритм. Почему бы не положить эти же вещи на ритмы поинтереснее - как сделал Ленинград?

Домой я возвращался к полуночи, почитывая в метро "Сумеречный Дозор" с диском "Беломорс" вместо закладки.

Парк Дружбы, Москва

    Комментариев нет:

    Отправка комментария

    Вы можете вписать Ваше мнение сюда